Книга Паскаля Мерсье "ночной поезд на Лиссабон" невероятная, я, кажется, уже про нее писала.
Вот цитата оттуда, про путешествия.
"И мы простираемся не только во времени. И в пространстве мы раскидываемся далеко за пределы того, что видно глазу. Мы оставляем частицу себя, когда покидаем какое-то место, мы остаемся там, хоть и уезжаем. И в нас есть некие вещи, которые мы можем заново обрести, лишь вернувшись туда. Мы проезжаем мимо себя, путешествуем к себе, когда монотонный стук колес несет нас туда, где мы оставили позади отрезок нашей жизни, каким бы коротким он ни был. Когда мы во второй раз ступаем на перрон чужого вокзала, слышим голоса из громкоговорителя, вдыхаем неповторимые запахи, то мы прибываем не только на далекие земли, но и в даль собственного внутреннего мира, может быть, в самый дальний уголок себя самого, который обычно от нас сокрыт во тьме. А иначе почему бы нам так волноваться, так вслушиваться в себя, когда кондуктор выкрикивает название станции, когда раздается визг тормозов и возникшая внезапно тень вокзала проглатывает нас? Почему тогда этот волшебный момент, этот миг, когда с последним толчком поезд останавливается, исполнен негромкого драматизма? Возможно, потому что с первого шага по чужому и уже нечужому перрону мы возвращаем прерванную и покинутую жизнь, прерванную тогда, когда, отъезжая отсюда, почувствовали первый толчок поезда. А что может быть более волнующим, чем вернуть назад прерванную жизнь со всеми ее обещаниями?

Это ошибка, бессмысленный акт насилия, когда мы сосредотачиваемся на «здесь и сейчас» в полном убеждении, что ухватываем самое существенное. А было бы куда важнее, уверенно и спокойно, с невозмутимым юмором и соразмерной грустью обживать то временное и многомерное пространство, что, собственно, и есть мы. Почему мы жалеем людей, которые не могут путешествовать? Потому что они, не имея возможности распространяться во внешнем мире, и во внутреннем не могут простираться, не могут умножать себя — они лишены возможности совершать дальние путешествия в самих себя, чтобы открывать, кем и чем другим ты бы мог стать."
Про то, что  для творчества необходимы излишки. В принципе не то чтоб они были прямо необходимы именно для творчества - они необходимы для того, на мой взгляд, чтобы творчество не отбирало жизнь. Нет излишков - заберем  что есть, даже жизненный минимум, тут дело-то такое - атф в той или иной форме процесс все равно съест, а уж твоя забота - сколько его было. Но чтобы не вышло как с Галичем Ван Гогом лучше озаботиться, чтоб излишки все-таки были.
Я не фанат Цветаевой, но очень ярко помню кусочек из ее воспоминаний (возможно потому, что ненавижу жарить рыбу!)
"У меня за годы и годы отупел не ум, а душа. Удивительное наблюдение: именно на чувства нужно время, а не на мысль. Мысль – молния, чувство – луч самой дальней звезды. Чувству нужен досуг, оно не может жить под страхом. Простой пример: обваливая 1,5 кг мелких рыб в муке, я могу думать, но чувствовать – нет: запах мешает! Запах мешает, клейкие руки мешают, брызжущее масло мешает, рыба мешает: каждая в отдельности и все 1,5 кг вместе. Чувство, видимо, более требовательно, чем мысль."
И я бы сказала, что досуг все-таки нужен и уму, просто при нынешней скорости жизни это становится особенно очевидно.
Что-то меня потянуло на цитаты. Может это после того, как я попыталась ответить на вопрос "когда почувствовали себя парфюмером"
Герой Александрийского квартета Лоуренса Даррелла Персуорден читает детям лекцию об искусстве:
Затем попросил ребятишек открыть тетради и записать три вещи, которые им обязательно когда-нибудь помогут, если только они их не забудут до той поры. И вот что они записали:

1. Каждое из пяти чувств заключает в себе искусство.

2. Во всем, что касается искусства, необходима строгая секретность.

3. Художник должен ловить каждый всплеск ветра».

За второй завтрак мистер Грюйтер сел в превосходном настроении. Просто удивительно, какой занимательной может стать жизнь, если проявить немного изобретательности. Есть люди в Амстердаме и даже в Батавии и Сурабайе, которые считают его острова местом ссылки. Им невдомек, как здесь приятно и сколько забавного он в состоянии извлечь из такого, казалось бы, безнадежного материала. Его спрашивали, неужели ему не скучно без клуба, скачек и кино, без танцев, что устраиваются раз в неделю в казино, и без общества голландских женщин. Нисколько. Он любил комфорт. Прочная мебель в той комнате, где он сейчас сидел, вполне удовлетворяла его своей солидностью. Он любил читать французские романы фривольного содержания и с наслаждением поглощал их один за другим, не смущаясь мыслью, что это пустая трата времени. Ему представлялось величайшей роскошью попусту тратить время.
**
Как все добрые голландцы на Дальнем Востоке, он начинал ленч со стаканчика голландского джина, отличавшегося едким застарелым запахом, который не всякому был по вкусу, но мистер Грюйтер предпочитал его любому коктейлю. Потягивая джин, он, кроме прочего, чувствовал, что поддерживает
традиции своей нации. Затем следовало неизменное голландское блюдо из риса. Оно подавалось ежедневно. Грюйтер наполнял глубокую тарелку рисом, и три боя, прислуживавших ему, по очереди подавали ему кэрри, другие приправы, яичницу. Вслед за тем каждый из них приносил еще по одному
блюду: бекон, бананы, рыбу под маринадом, так что вскоре на его тарелке вырастала высокая пирамида. Он все это перемешивал и приступал к трапезе.
Ел он неторопливо, с удовольствием. За едой выпивал бутылку пива.
Пока он ел, он ни о чем не думал. Все его внимание было обращено на гору еды, стоявшей перед ним, и он уничтожал ее с радостной сосредоточенностью. Это блюдо никогда ему не надоедало. Опустошив глубокую тарелку, он утешался мыслью, что завтра его опять ждет то же самое. Для него это блюдо было столь же непременным, как хлеб для остальных людей. Прикончив пиво, он закурил сигару. Бой подал ему чашку кофе. Он откинулся в кресле и позволил себе насладиться размышлениями.

асибе

Sep. 13th, 2012 01:46 pm

Я, в принципе, склонна иногда влезать на трибуну и начинать что-то до всей аудитории, которая меня слышит, доносить.
Но часто путаю это желание с желанием быть понятой без расшифровки и донесения.
Чаще всего это случается с духами. У меня может год пролежать аромат, который я не знаю как назвать. Как выразить идею, но не называть ее прямо.
Почему же, собственно, не назвать в лоб?
"Почему просто нельзя называть вещи своими именами? — раздраженно спросила она. — Потому что вещи от этого портятся, я тебе уже тысячу раз объяснял" (с)
Это во-первых. Во-вторых -  мне теперь кажется. что аромат должен говорить сам за себя. Название может быть загадкой, а содержимое флакона - отгадкой.  С одной стороны, если сказать прямо, назвать все своим именем и приконопатить статью из википедии (потому что имя часто незнакомое, а кто ж полезет разбираться, ну слово и слово, подумаешь) - то поймут все. И даже просветятся, узнают новое слово. Это, конечно, плюсы. С другой - если надо объяснять, то не надо объяснять. И  ценность понимания-озарения, понимания-знания или понимания-узнавания для меня, честно признаться, более важна. Эти бесценные моменты со-переживания случаются, когда я читаю, как мой аромат описывают той самой картиной, которая  жила в моем сознании, когда я его придумывала. Или когда из официального названия в три хода вычисляется "домашнее" - я это видела всего пару раз (и каждый раз это были мастера слова, хех) но когда твои загадки отгадывают - это такое удовольствие! Даже  когда их просто опознают как загадки. Или узнают, какую песню я перепеваю. Ну и как-то неинтересно мне теперь превращать описание аромата в описание контекста. Хотя это, безусловно, сделало бы понимание проще. Ну и ладно, пусть я не хочу как проще а хочу как сложнее. В конце концов, у меня есть и простые ароматы.

Значит, мне лично лучше разделять трибуну и желание всех облагодетельствовать знаниями  и загадки с желанием быть разгаданной. Одно с другим как-то дурно стыкуется, ведь можно сломать голову, гадая - "а если бы я не рассказала - меня бы поняли?". 
Это было  еще к давешней картинке про женскую загадочность, гы:)

прекрасная и  полная важного для меня смысла история, пусть будет тут.

Как-то вечером, перед премьерой Пуччини в "Ла Скала", с сеньорой Витачей произошел странный, даже вдвойне странный казус. Она направлялась на спектакль в оперу -- это совсем близко от отеля. Прямо на улице с ней случился обморок с временной потерей зрения. У нее заболела правая нога, но не там, где она оступилась, а на соседней улице. Боль двигалась метрах в двухстах впереди нее, обогнула что-то, наверное газетный киоск, и свернула за угол. Потом боль остановилась, вероятно перед витриной или объявлением на стене. Сеньора Витача отчетливо почувствовала, что боль приближается к ней иуже идет по той же улице, и тут обморок с временной потерей зрения кончился, и боль соединилась с ней, вступив в правую ступню. В этот самый момент сеньора Витача услышала голос. В толпе людей она различила его, очень знакомый голос, будто завороженная она пошла за ним. Голос что-то рассказывал, чуть заикаясь, глубоким альтом, и она не сразу поняла, принадлежит он мужчине или женщине. Стремительно удаляясь, голос говорил на ее прежде родном языке, на сербском, на котором она больше не говорила и не пела, но который все еще прилично помнила. Это был тот самый глухой и неровный голос, которым она говорила ласковые слова своим детям и убаюкивала их в те времена, когда не была еще госпожой Разин, той, которая впала во грех, а потом взяла на душу смерть своих детей.
Она окликнула этот голос: -- Петка, Пятница, Амалия, Витача! -- но из толпы никто не отозвался.
И тогда она побежала за этим голосом, в противоположную сторону от "Ла Скала", умиравшего в своем бархате и позолоте, побежала, навсегда оставляя мир аплодисментов, когда-то градом обрушивавшихся на улицы Вены, бросая свой чудный голос, первое сопрано Италии, ради этого хриплого, надтреснутого альта, подобного звуку треснувшего бокала, способного держать один только лед.
Птицы, желая подняться ввысь, ловят теплые струи воздуха и легко и быстро воспаряют в небо, под облака. Так и Витача легко и быстро вознеслась на теплых струях горя и жгучей тоски в поднебесье оперных театров. Птицы, желая спуститься, ловят холодную струю воздуха и быстро снижаются до земли. Такая струя несла теперь Витачу вниз.
Она еще шла за чьими-то шагами и голосом, но в толпе трудно было не потерять этот голос. Слышалось только, как впереди по улице кто-то в темноте твердо шагает в ночь. И вдруг шаги пропали. Ноги отказались служить Витаче, и в отель она вернулась на машине. Стоял октябрь, по темному небу плыли облака, и было заметно, что ничего-то они не помнят. Сухая листва шуршала по тротуару, словно жесть. У ворот времени ожидала огромная страна Будущего.
** Была почти полночь, на небе поблескивали ледяные звезды, Витача лежала в гостиничном номере, утомленная неудачной погоней за неровным голосом. И тут до нее донеслось из соседней комнаты пение. Есть в жизни каждого человека такие всесильные песни, которые сначала слышатся во сне, затем надолго, почти навсегда, забываются, и только потом, к концу жизни, их слышат наяву как приговор -- казнь или помилование. Это была такая мелодия. Та самая песня, которую несколько десятилетий назад Витача Милут пела девчонкой, бросая свои гребни в таз с водой, а потом позабыла. Песня, которую она вспоминала десятилетиями и которую, на свою беду, вспомнила теперь. Это была "Последняя голубая среда", и пел ее тот самый хрипловатый, надтреснутый голос, за которым она бежала тогда вечером.
В номере сеньоры Витачи находилось флорентийское зеркало. Узорчатое снаружи, с обратной стороны заклеенное картиной. Витача подбежала к зеркалу, не без труда передвинула его, так что стала видна изображенная на картине молодая наездница, сидящая верхом на гнедом жеребце в белых чулках. За зеркалом же оказалась дверь. Витача без раздумья влетела в соседний номер. Там возле балконной двери стоял кудрявый человек. Взлохмаченные его волосы блестели, точно их окунули в смолу. У него был маленький, будто динаром прорезанный рот и перстень на большом пальце. Он грыз ногти и что-то напевал. Когда она вошла, он обернулся, брови и усы его словно бы раздвинулись при виде ее.
-- Ты знаешь, кто ты? Ты знаешь, кто? -- шептала Витача, не понимая, что спрашивает, да и он не понимал ее итальянского. Весьма учтиво спросил, не побеспокоил ли, и пояснил, что вот уже два дня живет по соседству. Говорил он по-сербски, и это означало, что он ее знает. Он спросил, почему сегодня вечером она сорвала спектакль в опере.
-- Небо высоко, земля тяжела, -- задумчиво ответила Витача.-- Представьте, что вы -- река и течете только ночью. И по ночам жаждущие приходят к вам напиться. И если у водопоя промычали хотя бы два-три вола, разве это не повод считать волами всех пришедших? Короче, хватит с меня косоротых слащавых теноров, стремящихся проглотить собственное ухо. Здесь Витача и незнакомец расхохотались. Это был первый смех Витачи вне сцены. Первый за десять лет. Потом они стали встречаться. Их видели на общем балконе (он соединял их комнаты), где они играли осенней листвой в карты, как это делают влюбленные. Только продолжалось это недолго.
С духами так получается иногда, что делаешь одно - получаешь другое. Я настоятельно советую всем начинающим твердо держаться  избранного курса (делаешь траву - делай траву и не сбивайся на еду!) но и сама сбиваюсь.
Вот, например, недавно сделала аромат в персонажную коллекцию - Тома Сойера. И так он мне понравился, аж страшно. Даю мужу попробовать, он, как обычно, хвалит - "Хорошо, интересно". Это вот Том Сойер, говорю. Тут он начинает смеяться - "у тебя какие-то слишком романтичные представления о Томе Соейре, не находишь?"
Я в ужасе возвращаюсь к локтю и понимаю, что он прав а я все пропустила. Это ни фига не Том Соейр, вообще не. "Это у тебя Арамис какой-то" (на этом месте я в ужасе побежала смотреть в кого превратился д'Артаньян. Ни в кого, ура, скрипит себе потертым седлом, как и должен. А то устроили балаган.)
Открываю формулу и пытаюсь вспомнить, когда меня занесло в сторону. Вот вроде прекрасно все начиналось. Табак, виргинский кедр,  абсолют белого кедра, розмарин, герань, сено, лаванда, апельсин... где же вкралась ошибка? АА!
В момент, когда я к этому выросшему мальчику решила добавить роз и меда. Я тогда еще подумала - он вырос, но он ведь очень молод, да? Нужно добавить сладости. Ну и добавила. Меда, роз, амбретта, розового дерева, и в процессе так этот мальчик мне понравился, что Том скрылся за розовыми горизонтами. Причем при дальнейших пробах у меня и мысли не возникло критической, все вдыхала и думала - "ай да я, ах как хорошо".
Ну что за черт?
И главное, что теперь делать?
Ну, Сойера можно начать сначала. Чтоб пах уже дохлыми кошками, хехе.
А вот с этим что делать? Аромат-то чудесный вышел, честно!!!! Как назвать? Куда деть? Можно просто сносить, конечно и с глаз долой из сердца вон. Но жалко. Он такой вышел... трогательный. У меня ни одного такого нет еще, чтобы и мальчик, и кожа-дерево, и мед и розы.
Вся в раздумьях, в общем.
Upd  в данном случае "мальчик" - это после 16 но до 28, как-то так.
Только что чуть было кондратий меня не приобнял. Разбираюсь со своими неоконченными формулами, желая добавить в одну из них ветивер (ту где пряничный домик без пряничного домика). Открываю файл с формулой, смотрю... это ж не то, компаунда мало, а у меня в пробирке 30 мл раствора. Непорядок. Что  я сделала не так - не сохранилась вовремя, уничтожила нужный файл, перепутала названия? Лезу в архив, открываю - та же фигня. Вспомнила, к счастью, что дело таки в названиях.
Моя склонность обмусоливать одни и те же темы и давать им похожие названия файлов до добра, конечно, не доведет. Когда я писала диссер, вся папка была забита файлами с названиями типа disserlastlastlast3last121306lastpravka.doc. Где ум и фантазия? Когда нужно давать названия файлам - они идут на прогулку. Так и маюсь с "брутальная кожа", "самая брутальная кожа", "брутальная кожа с ветивером и бессмертником", "ветивер с розами и чоей лобан", "очень злая и ядовитая кожа".   Или там surrender, surrender-s, surrender-sb-spirt, surredner-sbm.
Хотя когда фантазия не отлучается, выходит только хуже, я даю формуле какое-нибудь настолько символическое название, что потом совершенно не могу вспомнить, как таки я назвала свою полу-воплощенную идею. Фантазия у меня богатая, файлов в папке около двух сотен, иногда могу сидеть и тупить довольно долго - "что я имела в виду и от кого шифровала ход мыслей".
В общем, с трудом, но разобрала-таки, куда мне капать ветивер, ура.
Пару дней назад меня захватила какая-то недооформленная идея  нового запаха.
Ключевых понятия было два - лисы и мед. Мед то есть, но такой, не простой, оборотнический, мед который - и достижение и лакомство и дверь в подмирье, и все одновременно и чтобы еще хорошо пахло... В общем даже понятно из чего такое делать, но сама картина была ясна не до конца, поэтому я маялась в поисках подсказки.
И, как это часто у меня бывает, картина прояснилась, но не та, а другая :) Я поняла что "туда" и "этой" дорогой я не попаду - а как попаду? Своей, конечно. И вот придумался целиком ясный запах - птичий мед (хехе, картине про лис я другое название придумаю, наверное) - дымный хвойный ветер, горький мед,  зеленая луна и колеблющиеся ветви деревьев.
И в процессе сразу поняла, что мне нужно читать, чтобы досмотреть про лис.
Конечно, Песню трактирщика. Тот самый текст, читая который, я думаю, что у автора сны - братья моих, то есть  он видит те места, куда я бы попала, сверни не направо а налево по сонным дорогам. Читаю и вся переполнена - мне кажется, я бы смогла сделать духи про каждого персонажа, про каждую главу, про каждую букву, про злых птиц, белые реки, гнилые перила...  И вот эти, птичий мед - это как раз так пах бы воздух этого мира - и я в нем, когда я повернула бы налево и ступила на ту землю. В нем новые ингредиенты, он не зрел, но довольна я им ужасно.
А может после Бельтайна сделаю набор - про лис, про птиц, и еще же у меня про лес  кошек есть! Кому нужно столько запахов?
Мне.
Я теперь знаю, что буду отвечать на вопросы - "как же вы дошли до жизни такой, что стали делать ароматы" - мне просто больше всех нужно.  Нужно слишком много, к каждому настроению, которое потом может и не повториться, к каждой весне, к каждому тексту. Искать же замаешься, проще самой сделать. То же касается еды и прочего:)
У меня специевый инсайт.
В голове все наконец-то сложилось в одну единую картинку.
В том числе тот странный факт, что некоторых человеческих особей ароматы специй, обычно действующие на нервную систему тонизирующим образом, успокаивают. Как обычно, все очень логично, но и правда - чего не знаешь - будто бы и не существует.
Когда соберу слова в предложения -  непременно все расскажу.
А пока скапываю специевый аромат, конечно.
Какой замечательный фильм! В нем совершенно все как я люблю (исключая одноголосный перевод, но и он не в силах испортить): почти ничего не происходит, а что  что происходит - происходит как во сне, следуя странной логике, порождающей  поэтическую красоту.
И там такая, такая музыка!
Вот мой любимый фрагмент.
Он весь целиком совершенен для меня лично, если бы я хотела сделать красивый символический слепок своей жизни, который включал бы в себя все, о чем стоит помнить и петь - ничего лучше я бы не сделала. От первого кадра до последнего - ни одного лишнего.



Когда гитара трепещет в руках хорошего музыканта, эта гитара любого научит петь. Я хочу чтобы мой гроб был необычной формы - в форме сердца, в форме гитары.

Дорогая посетительница ярмарки, посоветовавшая мне этот фильм - СПАСИБО:)) Это чудо.
Знаете, я все отзывы о своих ароматах люблю, но на сегодня  среди рецензий есть однозначный лидер. Моя любимая рецензия  - авторства [livejournal.com profile] flacon007  про аромат Revenge. В качестве мести благодарности испытываю желание подарить автору атомайзер аромата, потому что слов для комментариев нет:)
Вообще я очень люблю отзывы Дмитрия. Во-первых, он даже что-то хвалит, а кому это не приятно. Во вторых (может даже все-таки во-первых!) он критикует, Но как! Тактично по форме (а нетактичную критику я, оберегая свое эго, почти всегда пропускаю мимо, полагая, что мысль, выраженная в невежливой форме, не достойна моего внимания) и рационально. Ну и так здорово узнать позицию человека с другими парфюмерными и эмоциональными пристрастиями! Это и волнующе и познавательно и полезно и вообще. Стоит сказать, что Дмитрий на критику скуп, и каждое зерно я берегу и вспоминаю. Периодически, придумывая очередной аккорд я ловлю себя на мысленном диалоге : "-А вот на это что скажете?... - А вот что..." (иногда угадываю;)
В общем, счастье.
Вот еще отзывы [livejournal.com profile] flacon007 на мои ароматы -
Яблоневый сад, Казак, Cuir de Russie, Black Gardenia, Forbidden, Fleur d'Orange, White Spring и 150 дней до лета.
Горжусь и радуюсь, обдумывая результаты встречи сочинила заготовки еще для двух фужеров и одного одеколона. Будет  чем развлечься  :)
Я возмущена сверх меры.
В собственной квартире никак не могу найти две ценнейших вещи: 100 мл  готовой настойки амбры (сто кубов!!! Куда я их дела?) и зеленый бархатный мешочек с пробирками, в одной из которых был винтажный роскошный Nuit de Noel. Нет, ну как это называется?
И главное, все остальное на месте. Все полки, где они могли быть перебраны. Генеральную уборку, что ли? Наверняка найдется что-то, что я не искала и что мне не нужно так, а это -нет.  Злюсь.
Upd - Амбра нашлась. Киска,  ну еще глоточек! Еще нашлась потерянная настойка ванили - а то я вместо парфюмерной использовала кулинарную.
Upd 2 Мешочек тоже нашелся. Там, оказывается, и Жики есть:)
Что характерно, оба на тех местах, где и должны были быть, но не были, пока не разобрала все до _последней_ пылинки. Ура.
              Весна посреди зимы - особое время года:
              Вечность, слегка подтаивающая к закату,
              Взвешенная во времени между полюсом и экватором.
              В краткий день, озаренный морозом и пламенем,
              В безветренный холод, лелеющий сердце жары,
              Недолгое солнце пылает на льду прудов и канав
              И, отражаясь в зеркале первой воды,
              Ослепляет послеполуденным блеском.
              И свечение ярче света горящей ветви или жаровни
              Пробуждает немую душу: не ветер, но пламя
                                                   Духова дня
              В темное время года. Силы души оживают
              Меж таяньем и замерзаньем. Не пахнет землей
              И не пахнет ничем живым. Это весна
              Вне расписанья времен. Живые изгороди
              На часок покрылись беленькими лепестками
              Снега, они расцвели внезапней,
              Чем это бывает летом, у них ни бутонов, ни завязей,
              Они вне закона плодоношения.
              Где же лето, невообразимое
              Лето, стоящее на нуле?
                        Если прийти сюда,
              Путем, которым вам свойственно проходить,
              Оттуда, откуда вам свойственно приходить,
              Если прийти сюда в мае, вы снова увидите
              Кустарники изгородей в цвету,
              В майском чувственном благоуханье.
              Конец путешествия будет всегда неизменен -
              Придете ли ночью, утратив царство,
              Придете ли днем, не зная, зачем пришли,
              Конец неизменен - когда вы свернете с проселка
              И обогнете свинарник, то перед вами предстанет
              Серый фасад и надгробный камень,
              А то, что казалось целью прихода, -
              Всего шелуха, всего оболочка смысла,
              Из которого - да и то не всегда - прорывается
                                                       ваша цель.
              Если смысл хорошо усвоен.
              Либо цели у вас нет, либо цель за краем
              Задуманного пути и изменится при достижении
                                                        цели.
              И другие края считаются краем света -
              Пасть моря, озерная мгла, пустыня или
                                                большой город, -
              Но этот край ближе всех во времени и пространстве;
              Он сегодня и в Англии.
                    Если прийти сюда
              Любым путем и откуда угодно
              В любое время года и суток,
              Конец неизменен: вам придется отставить
              Чувства и мысли. Вы пришли не затем,
              Чтобы удостовериться и просветиться,
              Полюбопытствовать или составить отчет.
              Вы пришли затем, чтобы стать на колени,
              Ибо молитвы отсюда бывали услышаны.
              А молитва не просто порядок слов,
              И не дисциплина смирения для ума,
              И не звуки молитвенной речи.
              И то, о чем мертвые не говорили при жизни,
              Теперь они вам откроют, ибо они мертвы,
              Откроют огненным языком превыше речи живых.
              Здесь, на мгновенном и вневременном
                                                перекрестке,
              Мы в Англии и нигде. Никогда и всегда.
Я разбираю свои ароматические черновики. Оказывается, за прошедшие пару месяцев я извела неимоверное количество полыни.
Я спрашивала, помнится, какие могли бы быть идеи для полынных ароматов, так вот: я воплотила идею, которую назвала "Казак молодой" с описанием "букет полыни в кожаной перчатке, пропахшей табаком" от [livejournal.com profile] aromax Опустим ответ на вопрос, откуда у казака кожаная перчатка,  название есть и славно, а то у меня проблемы с этим в последнее время.  И сделала еще кучу всего - полынь с розами, полынь с жасмином, полынь с кофе и очень очень злую полынь, прямо-таки ядовитую.
Попутно поняла, что срочно нужно задумываться о пополнении запасов - и тут-то оказалось, что на либерти полыни горькой больше не дают. Пустилась в поиски и нашла  немного любопытных статей - вот ими-то и поделюсь.
Во-первых, в Иране исследовали антиоксидантные и антидепрессивные свойства горькой полыни. Я было обрадовалась, но там есть полный текст, и, конечно, как это всегда и бывает, выяснилось, что антидепрессивные свойства исследовались  на мышах в простеньких тестах (впрочем, а чего я хотела?). Ну а антиоксидантную активность в тестах демонстрирует чуть ли не каждый второй растительный экстракт, тут и удивляться нечему.  Хотя у полыни показатели вполне ничего. В пабмеде находятся статьи про нейротоксическую и нейропротективную активность (все лекартсво, все яд, ага) горькой полыни,  (и еще про ее использование как нейропротектора при ишемических состояниях) про антимикробную активность ее эфирного масла (опять же, каждое первое ее демонстрирует, а горькая полынь лучше всего мочит стафилококков)
Совершенно заодно можно посмотреть опровержение страшилкам про то, что, мол, туйон воздействует на каннабиноидные рецепторы. И страшную правду про туйон и зависимость от абсента (ну и еще одно). Кому лень идти читать, по ссылкам статьи о том, что абсинтизм, по большому счету, = алкоголизм а туйон сбоку припека.
Ну, бог с ним с очевидным, еще немного интересного - горькая полынь  (правда, безтуйоновый экстракт) показывает активность в лечении почечных заболеванийприличная гепотопротекторная активность водных экстрактов (тут не тест-системы а in vivo  эксперименты, слава всем, правда, конечно, опять мыши). И вот полный текст еще про гепатопротекторные свойства водного экстракта.  И хорошая статья,  где исследования на людях с болезнью Крона,   которым давали сухой порошок полыни 6 недель -  показан клинический эффект плюс улучшение настроения (и еще похожая о том же).
Короче, вполне добропорядочное растение, если по науке-то. Ну нервопротективное, хехе, если предобработать мозг метаноловым экстрактом;)) Но почему же меня так от нее прет? Видимо,  как в анекдоте про хохла и сало - "Може, це i не наркотик, але я вiд нього балдею"
Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
     Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
     За дверью бессмысленно все, особенно -- возглас счастья.
     Только в уборную -- и сразу же возвращайся.

     О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
     Потому что пространство сделано из коридора
     и кончается счетчиком. А если войдет живая
     милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

     Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
     Что интересней на свете стены и стула?
     Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
     таким же, каким ты был, тем более -- изувеченным?
О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу. В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной. Ты написал много букв; еще одна будет лишней. Не выходи из комнаты. О, пускай только комната догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция. Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция. Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были. Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели, слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.
Я тут нашла книгу переводов Ильи Эренбурга и читаю ее вечерами.
делюсь понравившимся, ритм прекрасный:

Моя радость в траву упала, добрые люди, подойдите, принесите светильник алый, ее найти помогите.
Моя милая уехала с всадником белым, они скакали прочь от меня, я метко направил стрелы, и милая упала с коня. Когда же стемнело, уехал куда-то всадник белый…
Принесите светильник алый, добрые люди, подойдите – моя радость в траву упала, ее найти помогите.
«Не в нее бы метить надо верной стрелой, ты б нашел живой свою радость, и она бы помирилась с тобой». – Увы! я в него не посмел метить верной стрелой – он был слишком высок и бел со своей золотою косой.
Моя радость в траву упала, добрые люди, подойдите, принесите светильник алый, ее найти помогите.
«Если же белый всадник исчез, поставь на могиле крест!
Ты можешь искать целый век, ты найдешь землю, и весной траву, и зимой снег и кресты, и кресты на могилах. Ты можешь искать целый век, но тебе не найти твоей милой!»
Принесите светильник алый, добрые люди, подойдите – моя радость в траву упала, ее найти помогите.
В общении с не знакомыми, хоть устном, хоть письменном,  я предпочитаю обращение Вы.
Для меня граница между Ты и Вы лежит  примерно параллельно границе формальное-не формальное прикосновение. Примерно, потому что все-таки в другой плоскости, так что это скорее метафора.
"Вы" - подать руку для рукопожатия или поцелуя, опереться  на руку при выходе из машины или автобуса, с французами - поцелуи в щеку при приветствии и прощании.
"Ты" - соприкоснуться пальцами, передавая чашку с чаем, тронуть за плечо, чтобы привлечь внимание, десятки мелких бытовых прикосновений, говорящие вместо слов или вместе со словами что-то, если вторая сторона имеет схожие границы "ты".

Стадия "Вы" с кем-то не переживает и трех минут, особенно при личном общении, как-то понятно, что нет тут никакой дистанции. Это если обоим собеседникам одновременно и комфортно сократить дистанцию, и это куда удобнее для обсуждаемых тем и формата общения.  Иногда кажется, что с таким "сто лет уже знаком".
Иногда  переход на "ты" скорее формальность, а дистанция остается прежней. Да и нет особого желания ее сокращать: машешь друг другу с разных льдин, перекрикиваешься, все замечательно.
Иногда же сокращение дистанции с "Вы" на "Ты" - совершенно самоценный, интересный процесс, как танец.  Такое не часто бывает, но бывает. Тут не годится бухнуть в первый попавшийся момент "давай уже на ты, сколько можно". Не красиво.  Подходящий повод, небанальный способ... Каждый раз радуюсь, когда создается  правильный единственный в своем роде момент. Вот в приятной и интересной мне переписке случилось: очередное письмо начинается практически как продолжение внутреннего монолога, в котором звучит "ты". Становится тепло и дыхание немного сбивается - как будто идешь домой по холодной улице, видишь - еще 10 шагов до двери, и вдруг шаг - и тепло вокруг, цветы там, солнце.  Маленькое чудо. Изящное решение или литературный прием - не важно. Не позже, но и не раньше чем нужно, ровно в тот последний момент, когда это еще немного неожиданно. Люблю такие моменты, жаль только, что про них и не расскажешь толком.
Часто, когда я смотрю в темнеющие московские сумерки, и особенно часто, когда я собираюсь выходить в темноту и холод, я грущу, но утешаю себя тем, что тень моя сейчас, как и тогда,  ходит привычной дорогой по кромке прибоя теплого океана.
У меня зимняя хандра. Wild Wind настойчиво стучится в окно. Я купила цитрусов, бри и мороженой клубники, а радости не хватает - унесло ветром, сдуло. Сама себе надоела...
Трудотерапия выглядит так: я, когда еще не получила подробное ТЗ к личному аромату "Парамарибо", сделала на свой вкус первый эскиз к "Марокко",  но "в цвет" он не попал, с тех пор лежит у меня одинокая пробирка. Мне-то аромат понравился, но как-то руки все не доходили. И вот дошли, тем более я уже пару месяцев хочу раскрыть тему специй и тему красной розы. И тут меня осенило, что, пожалуй, можно раскрыть ее в одном аромате. Тем более там есть один нюанс, который, возможно, придаст некой оригинальности этой всем понятной темы...  Там не будет можжевельника, хвои и такого количества смол, как в получившемся потом Парамарибо, зато будет  много густой розы, кедр и специи, и, конечно, животные материалы. Возможно,  гимн теплу и свету уймет мою меланхолию...

April 2017

S M T W T F S
      1
2 34 5 6 78
9 101112131415
1617 1819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 02:01 am
Powered by Dreamwidth Studios